Про Северный ветер, Лэнса Армстронга и французскую полицию

Однажды, в самом начале лета в нашем селе появился матрос. Был он еще совсем не старый, с густой окладистой бородой и грудью, широкой, как Мозамбикский пролив. На голове он носил круглую синюю шапочку. Она все время была заломлена на правый бок и оставляла открытой тяжелую потемневшую жемчужину в левом ухе.

Мы, мальчишки, души в нем не чаяли. Долгими летними вечерами мы сидели вокруг костра и, затаив дыхание, слушали его истории об акулах, каннибалах, флибустьерах. О Куросио и Мальстреме. Об Эдварде Тиче и адмирале Нельсоне. С обожанием смотрели мы на его загорелые руки, испещренные татуировками и шрамами от бесконечных стычек с людьми и стихией. У матроса была огромная морская раковина, и мы часами слушали ее, пытаясь понять отдаленный голос моря.

Все лето матрос жил в палатке на берегу реки. Утром купался или просто сидел, покуривая трубку. Днем жарил на костре каштаны. Их он выменивал у нас на разные безделушки, вырезанные ножом с ручкой из слоновой кости.

Между тем, лето проходило. В садах наливались соком яблоки. Среди взрослых пошли разговоры, что скоро уже осень, задует Северный ветер и заморозит все вокруг. И пора бы уже матросу остепениться, подумать о надвигающейся зиме и, наконец, построить себе теплый дом.

А моряк был все так же беззаботен:

– Северный ветер? – спрашивал он нас, – что ж, добро пожаловать.

Collapse )

В главных ролях 1/3

С важнейшим из искусств у Вильнюса очень старые и прочные связи. Начиная с «Приключений Электроника» и «Визита к Минотавру», заканчивая «Движением вверх» и нашумевшим сериалом «Чернобыль». Одних экранизаций «Войны и мира» за 10 лет здесь сняли ДВЕ (бибисиный сериал 2016 года и немецко-русско-итало-французский сериал 2007 года. В котором Наташа Ростова успела перекантоваться чуть ли не во всех дворцах города и его окрестностей). Но «Электроники» были слишком давно, а «Чернобыль» лично для меня отметился лишь перекрытием из-за съемок всего нашего района. Вплоть до изменения автобусных маршрутов и рекомендаций не выходить из дома (задолго до коронавируса). Такая вот тяга к искусству.

Я же, в свою очередь, остановлюсь на нескольких гораздо менее известных произведениях. Они явно не стали событием в кинематографическом мире, зато 1) позволили взглянуть на съемочный процесс изнутри и 2) позволили в очередной раз убедиться в многогранности и необычности города, который, казалось бы, давно уже знаешь как облупленный.

Мини-сериал «Елизавета» 2005 года — это, конечно, первая любовь. Первые мозоли от доспехов. Первый нагоняй от костюмеров. Первые настоятельные предупреждения не есть реквизит в сцене пира (хотя реквизит, конечно же, съедят НЕИЗБЕЖНО). Приставшие до конца времен словечки: «Женя-Женя! Гоу-гоу!», «Проверяем ворота» и привычка спать в любом месте и в любом состоянии (поскольку подготовка к съемкам может начинаться хоть в 6, хоть в 5 часов утра).

Collapse )

Полумесяц над Вилией

Хрестоматийный вид на Старый Вильнюс (например, с горы Трех Крестов) сразу обращает на себя внимание обилием всевозможных церквей и храмов. Порою создается впечатление, что их тут больше, чем обычных, «гражданских» зданий. Когда-то я неимоверно гордился, что могу по памяти назвать их все «поименно». Не уверен, что сейчас получится провернуть похожий фокус. 

Collapse )

Hic sunt dracones

К слову. О драконах.

Драконы населяют нашу планету миллионы лет. А может (что, однако, спорно) – и того больше. Тем не менее есть все основания полагать, что за это время сменилось лишь несколько поколений. Как это получилось? Все дело в продолжительности их жизни. Одни говорят – это десять тысяч лет, другие – триста тысяч... Много чего нынче говорят. В общем, можете себе представить – если бы не столь низкая рождаемость (один или два дракона в столетие), то они бы шутя заполонили собой всю Землю, вытеснив с нее все прочие виды.

Каждый же дракон в отдельности огромен и бесконечен. От носа и до самого кончика хвоста он покрыт блестящей зеркальной чешуей. В каждом звене – отражение целого мира. На теле дракона не то тысячи, не то милионы чешуек. И ни в одной из них это отражение не повторяется – характерная особенность, делающая чешую драконов уникальной.

Драконы, когда им это нужно, переносятся из одного места в другое с не поддающейся исчислению быстротой. Готов спорить – любой дракон способен в два часа обогнуть весь земной шар и при этом нисколько не запыхаться. Несмотря на такую скорость, летают драконы почти бесшумно. Слышен лишь свист рассекаемого воздуха да дыхание, вырывающееся из огромных ноздрей.

Collapse )

Зверинец. Открытки

Жверинас (Зверинец, лит. Žvėrynas, польск. Zwierzyniec) — один из районов Вильнюса. Располагается к северо-западу от центральной части города на правом берегу реки Нерис. ... Отличается малоэтажной застройкой и обилием зелёных массивов. Википедия

Выглядит это вот так...

Collapse )

ВЫШЕЛ ЕЖИК ИЗ ТУМАНА… Часть 2

4.Посвящение

Итак, на основе всего вышеизложенного, можно сделать первый вывод, что фильм Ежик в тумане просто переполнен различными символами смерти (в архаичном ее понимании). На самом деле то, чем занимается Ежик, – это странствие между этим и иным мирами. Эти странствия можно понимать как отражение обряда посвящения, ритуала инициации, который объемлет и смерть, и новую жизнь. Клод Леви-Стросс пишет об этом: Этнологов не может не поражать тот общий способ, каким самые разные общества по всему миру концептуализируют обряды инициации. Будь то в Африке, в Америке, в Австралии или в Меланезии – эти обряды воспроизводят одинаковую схему: начинается с того, что символически "убивают" новичков, похищенных у их семей, держат их спрятанными в лесу или в густом кустарнике, где они с лихвой подвергаются испытаниям; после чего они "возрождаются" как члены общества. Связь обряда посвящения с лесом настолько прочна и постоянна, что она верна и в обратном порядке. Всякое попадание героя в лес вызывает вопрос о связи данного сюжета с ритуалом посвящения. 

Collapse )

ВЫШЕЛ ЕЖИК ИЗ ТУМАНА… Часть 1

Примечание: материал старый, местами уже не актуальный даже для самого автора, но, надеюсь, все еще интересный.

Ежик в тумане – мультипликационный фильм режиссера Юрия Норштейна, выпущенный на студии Союзмультфильм в 1975 году. Спустя почти 30 лет, в 2003 году по результатам опроса 140 кинокритиков и режиссеров лента была признана лучшим мультипликационным фильмом всех времен и народов.

Предлагаемый вашему вниманию текст является (в некотором роде) попыткой анализа и интерпретации данного фильма средствами и терминами мифов и мифологии различных народов. Согласен, что это скорее интерпретация, нежели анализ. В то же время можно вспомнить определение мифа данное Клодом Леви-Строссом: миф – это все его версии (интерпретации). Так что данный опус, скорее, является еще одним мифом – мифом о мифологических мотивах в фильме Ежик в тумане. Может быть, этот "миф" покажется немного субъективным, чересчур фантастическим и даже несколько ироничным. С другой стороны, этот текст – поэтическая интерпретация в том смысле, что, в некоторой степени, поэтическим, метафоричным микродискурсом пытается открыть, расшифровать мотивы и символы мифологического макродискурса, "спрятанные" в фильме.

1.Туман

"Сюжет", фабула фильма просты до примитивности – Ежик, гуляющий по туманному лесу, видит белую лошадь. Пытаясь ее настичь, он теряется в тумане, переживает различные приключения, пока, наконец, не выходит из леса к своему другу Медвежонку.

Collapse )